Русские рыбаки в Канаде

Неискушённый читатель может сказать: «Рыбалка, тоже мне премудрость! Делов-то, тьфу, – наливай да пей», но это будет ошибкой по двум причинам. Во-первых, рыбу тоже неплохо бы поймать. А во-вторых, в Канаде распивать спиртные напитки в общественном месте нельзя. Так уж сложилось, что даже самый отдалённый уголок реки считается местом общественным. Рыбнадзор зорко следит за нарушителями. Однако русскому человеку, канадский рыбнадзор - не указ. Но, сейчас не об этом. Если кому-то интересны подробности, то читайте о рыбалке в Канаде на сайте Fisher-club.com.

Утро выдалось прохладное. Роса поблёскивала на траве. Весёлая компания, экипированная с особой тщательностью, выбралась из джипа. Постояли, размяли затёкшие ноги, двинулись к реке; спуск начинался метрах в тридцати. Вася шёл первым, хлюпая сапогами по мягкой земле. Он нёс складные стулья и сачок, который называл подсаком. Вслед за ним сквозь заросли пробирался Олег, звеня пивными бутылками; ему с трудом удавалось удерживать два ящика и не падать при этом на сколькой тропинке. Вова тащил снасти и удочки. Шествие замыкала Лариса – дама незамужняя, соседка Олега, большая любительница рыбалки. Она шла налегке, отмахиваясь от мошек и комаров. У нее не было снастей и лицензии; всем этим с ней делились её друзья-рыбаки. Она являлась душой компании.

- Тут остановимся? – спросил Вася, и, не дожидаясь ответа, опустил вещи на землю.
- Хорошо-то как! – потянулся Вова.

Рыбаки размотали снасти: крючки, грузики, наживку. Забросили удочки; открыли по первой бутылке пива.

- Ну, ловись сильвер-бас* большой и маленький! – произнёс Олег и капнул несколько капель пенного пива в реку. – Вам, мои дорогие судаки да голдаи**.

Это было традиционное начало рыбалки. Рыбаки - люди суеверные. Их «поверье» гласило: «Чтобы рыба ловилась, нужно угостить ее пивом». Иначе не будет в рыбалке успеха.
И правда, только произнесли «магические слова», как удочка задёргалась. Лариса начала крутить катушку. Благо, накануне, готовясь к рыбалке удалось купить катушку black hole , и теперь появилась возможность опробовать ее в деле.

- Упирается! – сказала она. - Не идёт. Наверно здоровая рыба!

За дело принялся Вася. Дёрнул удочкой несколько раз и стал подводить. Удилище гнулось, леска звенела, как тетива. У берега рыба начала сопротивляться сильнее: бить хвостом, пытаться скользнуть под коряги. Но её попытки не увенчались успехом. Через секунду она уже болталась в воздухе. На крючке сидел сом сантиметров двадцати.

- Нужен кому-то? – брезгливо держа добычу, спросил Вася.
Его товарищи поморщились.
- Не люблю их – жирные, - Вова отвернулся.
- Сожрал червяка, скотина, - выругался Вася и швырнул сома назад в реку.
Достали по второй бутылке пива.
- Ну, за почин!

Пока мужчины пили, Лариса успела вытащить двух сильвер-басов.

- Вот это я понимаю – добыча! – позавидовал Олег, рассматривая улов.
В пластмассовой коробке трепыхались первые пленницы. Выпили еще по одной – за рыбацкую дружбу. За это же допили второй ящик. На душе стало веселее. Клёв шёл отличный. Лариса уже перестала считать пойманных рыб. Мужчины сидели в стороне, полностью доверив ей это ответственное задание. Единственное, что они делали: надевали наживку и забрасывали удочки.

- Хорошо сидим, - Вова огляделся, - но чего-то не хватает.
- Клюёт! – вдруг закричал Олег. – Жирный какой, сопротивляется! Тащите подсак!

К немалому разочарованию, на крючке болтался мелкий налим, весь опутанный водорослями. Они-то и создавали иллюзию крупной рыбы.

- Что за дерьмо! – ругался Олег.
- Оставь ты это дело Ларисе. У нее лучше получается. Давай-ка чай принесём, - все трое направились к машине.

- Эй, куда пошли? – возмутилась женщина.
- Так, чайку захотелось...
- Для этого нужно всем уходить?

Олег остался. Вася и Вова скоро вернулись с термосом и еще одной коробкой пива.
- Ну, за клёв!

Из термоса в пластиковые стаканы полилась жидкость, даже отдалённо не напоминающая чай. Рыбаки выпили, крякнули и закусили...

- Эх, вы – алкаши! – рассердилась Лариса.
- А что делать?.. – обречённо вздыхали рыбаки. – Дома нельзя. Какой пример, мы подадим детям? То-то...

Зная, что всё равно их не переубедить, Лариса махнула рукой. Мужчины пили практически без закуски. Очень скоро послышались тосты: «за наживку», «за здоровье рыб», «за то, чтобы бензин не дорожал», «чтобы всех террористов вешали, а не сажали в тюрьму», «чтобы рыбнадзор в грязи застрял», «за любовь»... Солнышко припекало. Духота могла утомить даже трезвого.

Осушив ящик пива и, выпив весь «чай». Рыбаки взялись за дело. Они развалились в стульях; каждый взял свою удочку. Беседа уже не клеилась, их разморило.

- Эй, Вова, убери одну... У нас всего три лицензии на рыбалку, а удочек выходит четыре, - напомнила Лариса.
- Да, брось ты... Сейчас наживку надену... Кого ты тут боишься, за городом? - Вова попытался забросить удочку, но крючок зацепился за штаны. – Чёрт! Сам себя поймал.

Только он произнёс последнюю фразу, как послышался незнакомый голос:
- Добрый день, господа. Предъявите ваши лицензии.

Инспектор подошёл незаметно. Эти бестии готовы ехать хоть за сто километров, чтобы следить за порядком. Рыбаки полезли в карманы, с трудом переваливаясь с бока на бок в своих стульях. Вставать у них не было не желания, не сил.

Лариса, быстро оценив ситуацию, собрала у всех лицензии и протянула инспектору. Тот убедился, что с документами порядок и направился к коробке с рыбами.

- Что тут у нас? – спросил он, разглядывая улов.
- В основном сильвер-басы, есть пару голдаев... – услужливо объясняла Лариса.
- Вы знаете, что больше десяти голдаев на одну лицензию ловить нельзя?
- Да, конечно, мы помним.
- Ну, хорошо... крючки покажите.

Есть закон, обязывающий срезать жало на крючках. Это чтобы не поранить рыбу, которую следует выпускать в случае поимки. Например, нельзя брать осетровых, или же судака больше либо меньше определенного размера, и так далее. Рыба, севшая на крючок с жалом, имеет не много шансов остаться живой. Для любителей нарушать этот запрет, предусмотрен штраф, исчисляющийся сотнями долларов. А при рецидиве – более суровые наказания.
Рыбаки нехотя вынули снасти. С крючками у них тоже всё было в полном порядке. Инспектор разочаровано покачал головой. Ему не нравилась собравшаяся компания, но формального повода придраться не было. Он обратил внимание на вторую удочку в руках Вовы.

- Ты рыбачишь двумя удочками на одну лицензию?
- Что он говорит? – не понял Вова. Он был не силён в английском.
Лариса не стала переводить; сама принялась объяснять ситуацию:
- Нет, что вы... Он сначала хотел ловить этой удочкой, но подцепил сам себя на крючок, поэтому забросил вторую...
- Вот-вот, у меня в заднице крючок, переведи ему! – продолжал негодовать Вова. Он понял, о чём идет речь, когда инспектор стал тыкать пальцем в его вторую удочку.

Проверяющий покосился на незадачливого рыбака, признавая, что крючок сел основательно. Еще один повод наказать рыбаков отпал. Инспектор огляделся по сторонам. Кругом валялись бутылки из-под пива.

- Вы распивали спиртные напитки?!

Рыбаки потупили взгляд, делая вид, что рассматривают свои сапоги. Они молчали. Слово «дринк» поняли все, даже те, кто учил в школе немецкий.

- Они не пили, - Лариса снова взяла в свои руки инициативу.
Инспектор поперхнулся от такого наглого вранья, а женщина, ничуть не смутившись, продолжала: «Мы приехали, а бутылки тут уже были накиданы».

- Да-да, это не мы! – честно глядя в глаза инспектору, на русском сказал Вася. – Какие-то свиньи накидали, сам удивляюсь! Да я бы их собственными руками…
- Заткнись, - мило улыбаясь (и тоже на русском) попросила Лариса.

Тут нужно понять канадцев: у них не принято просить: «дыхни». Если нет прибора, измеряющего алкогольные пары, и человека не поймали с бутылкой в руках, то установить, что он пил не представляется возможным. Мало ли почему сидит человек весь кривой и косой? Может быть, он инвалид или у него тепловой удар. Попробуй, скажи инвалиду, что он пьянь – греха не оберешься. И вообще, пьяным быть можно, это пить нельзя. А может быть, эта злая женщина привезла пьяных мужчин на рыбалку? Иди, пойми этих русских... За неимением очевидных фактов нарушения закона, связываться с рыбаками инспектору не хотелось. Он только махнул рукой, что могло означать - идите вы к чёрту. Не прощаясь, контролёр направился к дороге. Как только он скрылся за деревьями, трое мужчин повалились перед Ларисой на колени, опершись на поваленное дерево:

- Матерь наша!..
- Заступница!..
- Спасительница! Не дала в обиду проклятому! Да мы ради тебя... мы всё, что угодно сделаем.

- Я рада... – похвалила Лариса. – Тогда кончайте на рыбалке пьянствовать.

Она заметила, как физиономии рыбаков стали кислыми.

- Может, ты нам другое задание дашь? – робко предложил Вова.
- Так я и знала... А мне вас еще домой везти. Пьяницы, всё вашим жёнам расскажу.
- Ну, пожалуйста, не надо! – взмолились рыбаки. – Ты же заступница наша.
- Да пошли вы!.. рыбу чистить. Давайте ключи, буду вас в машине ждать.

Она шла по тропинке, а над лесом неслось: «... заступница наша, кормилица!..» Лариса делала вид, что сердится, но ей нравилось общество этих шалопаев: их внимание, их глупые и иногда пошлые шутки; и главное – их неунывающий рыбацкий нрав.



* Сильвер-бас. Рыба, похожая на большого карася. Бывает разных размеров. Автору доводилось ловить мелких – величиной с ладонь, и крупных на 2-3 кг особей.

** Голдай. Небольшая рыбёшка сантиметров 10-20, знаменита тем, что очень жирная. Когда-то из неё индейцы даже свечки делали. Особенно вкусна в копчёном виде.


Михаил Спивак

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы , чтобы оставить или оценить комментарий.



Сейчас на сайте: 4
Посетителей: 4
Пользователей: 0